Космос как частное дело: Как рождается русский космический бизнес

30 мая 2020 года состоялся запуск частного космического корабля Crew Dragon с экипажем. Пока ракета ревела двигателями и корабль мчался к Международной космической станции, в земных соцсетях были отчетливо слышны два хора: возгласы «Ура!» и плач по российской космонавтике. Успех Илона Маска привлек внимание к нашим частным космическим компаниям и проектам.

Вместе с энтузиастами космонавтики «Репортер» рассказывает о трудностях и победах космического бизнеса в России Запуск «Дракона» стал 86-м по счету для ракет семейства Falcon 9. За 18 лет частная космическая компания SpaceX разработала несколько новых ракет-носителей, посадила многоразовую первую ступень на землю и на морскую платформу, создала самую мощную из существующих ракет-носителей Falcon Heavy (способна доставить до 64 тонн груза) и успешно привела к МКС пилотируемый корабль. Роскосмос за это же время разработал и один раз запустил только ракету «Ангара». Есть, правда, проект многоразового космического корабля «Орел», который мог бы составить конкуренцию Crew Dragon. Но после многократных переносов запуска «Орел» собираются запускать только в 2023 году.
Частная космонавтика в России на фоне Роскосмоса, и тем более SpaceX, кажется вовсе невидимой. Но все-таки она есть. Наши частные космические компании живут, строят планы, хотя иногда, в рывке за мечтой о космосе, — умирают.

Сотрудники Dauria Aerospace монтируют спутник. Кубическая форма и небольшие стандартные габариты делают возможным одновременный вывод на орбиту десятков таких спутников за один запуск

Кто убил маленькие спутники

Одна из первых негосударственных компаний, которая могла собрать космический аппарат с нуля — Dauria Aerospace — появилась в 2012 году. Ее основал Михаил Кокорич вместе с друзьями по физическому факультету Новосибирского государственного университета. Кокорич рассказывал, что космическая тема показалась ему интересной, когда в космическую индустрию смогли прийти предприниматели из других областей: Илон Маск пришел из IT, а Джефф Безос — из ретейла. Кроме того, снизилась стоимость доступа в космос, появился спрос на данные из космоса. Об идее развивать частный космос в России Михаил рассказал бывшему главе Роскосмоса Владимиру Поповкину. Тому идея понравилась, и он согласился поддержать космический стартап. Dauria Aerospace и правда помогали: дали лицензию на космическую деятельность, компания получила грант фонда «Сколково» на 150 млн рублей, работала с госзаказами от Роскосмоса.
Стартап собирал спутники размером примерно с микроволновку. У космических малюток была интересная начинка: датчик, определяющий местоположение водных судов, быстрые передатчики данных, устройства для фотосъемки Земли из космоса. Часть проектов компания выполняла для партнеров из США и Индии. История «Даурии» выглядела отлично до 2017 года, когда после запуска на орбиту двух спутников, выполненных по госзаказу, с ними не удалось установить связь. Роскосмос потребовал полного возврата денежных средств.
— «Даурия» стала жертвой излишних амбиций, — говорит Виталий Егоров, популяризатор космонавтики, в прошлом пресс-секретарь Dauria Aerospace. — Пока она создавала малые космические аппараты, Роскосмос не воспринимал ее как конкурента, ему сегмент малых аппаратов неинтересен. Но «Даурии» хотелось большего. Стартап взялся за создание спутников большей массы — геостационарных космических аппаратов, которые используются в телекоммуникациях. Делали проект для Газпрома, речь шла о миллиардах рублей… Роскосмос это увидел и не потерпел конкуренции. Как только вышел пресс-релиз о том, что «Даурия» получит миллиард рублей для разработки аппарата для Газпрома, через две недели сотрудникам Dauria Aerospace прилетело письмо: «Ребята, пора бы вам отдать те 300 миллионов рублей, которые вы получили по госконтракту». Несмотря на то что большая часть контракта была выполнена и результаты были приняты Роскосмосом. Начался суд, «Даурия» пыталась доказать, что причина потери спутников — внешнее воздействие, а не ошибка компании. Ряд предприятий Роскосмоса был готов согласиться с этой версией, но суд не принял это в расчет. «Даурия» была готова сделать спутники еще раз за свой счет, потому что была уверена в своих аппаратах. Ведь они провели очень серьезную предстартовую подготовку. Обычно для таких маленьких аппаратов не делают щепетильных испытаний, а эти — прошли, именно потому, что это был госконтракт. Но суд все равно принял решение о возврате денег. У «Даурии» их не было, денег по контракту с Газпромом они тоже не получили. Вот и все — Dauria Aerospace стала банкротом. Может быть, таким образом Кокоричу припомнили брошенную им фразу: «Роскосмос — это мамонт, который должен вымереть естественным путем».
Хотя Dauria Aerospace умерла, космические идеи ее основателя, Михаила Кокорича, живы — вот только осуществляет он их уже в США. Сейчас он работает над стартапом Momentus Space — создает буксиры, которые смогут перетаскивать космические аппараты между орбитами. Дело в том, что в космос спутники могут попасть двумя способами: лететь на большой ракете попутным запуском или купить небольшую ракету, предназначенную исключительно для выводимого на орбиту спутника. Лететь на большой ракете дешевле, но аппарат оказывается не совсем на той орбите, которая нужна. На небольшой ракете долетишь точно по адресу, но заплатишь в несколько раз больше. Momentus Space предлагает решение этой проблемы: большая ракета, вроде Falcon Heavy, дешево довозит группу аппаратов до орбиты, а дальше космическое такси от Momentus развозит их «по домам». У компании есть проекты космических буксиров для небольших грузов — Vigoride и Vigoride Extended, и буксир-тяжеловес Ardoride. В 2019 году компания запустила свой первый прототип космического корабля и привлекла 25,5 миллионов долларов инвестиций. На вторую половину 2020 года планировалось три полета Vigoride.
Есть и еще одна космическая история, связанная с «Даурией». Над первым микроспутником компании (DX1) работал Александр Шаенко — инженер и популяризатор космонавтики, которому чуть позже удалось собрать космический аппарат руками обычных людей и запустить его в космос.

Построить космический маяк

У Александра Шаенко внушительный список достижений. Он участвовал в создании ракеты-носителя «Ангара-А5» и южнокорейской ракеты KSLV-1 (Korean Space Launch Vehicle). Участвовал в работе над проектом орбитального телескопа «Миллиметрон». Стал одним из главных конструкторов в волонтерском проекте робота-лунохода «Селеноход» — его разработчики были единственной российской командой, участвовавшей в конкурсе частных проектов покорения Луны Google Lunar X PRIZE. В 2014 году Александр Шаенко с друзьями из Бауманки и московского Политеха начали работать над «Маяком» — спутником, который светился бы в небе как звезда и был сделан обычными людьми.
— Я хотел показать, что космос доступнее, чем все думают, — рассказывает Александр Шаенко. — Чтобы делать проект в космонавтике, совершенно не обязательно, чтобы у вас были миллиарды рублей, десятки лет и целый научный институт. Я разместил объявление во ВКонтакте, что есть такая идея спутника «Маяк», кто хочет — присоединяйтесь. И люди пришли. В проекте поучаствовало 43 человека самых разных специальностей, от инженеров до пиарщиков. «Маяк» был хобби, мы делали его в свободное от работы время, а деньги собирали через краудфандинг-платформу и иногда вкладывали свои. Космический аппарат мы построили и запустили за четыре года, потратив меньше 2,5 миллионов рублей. Это не астрономические сроки и затраты. Правда, полетел «Маяк» в космос бесплатно — из Роскосмоса сами позвонили и предложили. А ведь запуск спутника обошелся бы в 10 миллионов рублей! «Маяк» после выхода на орбиту должен был раскрыть солнечный отражатель в виде пирамиды, и ночью на небе он выглядел бы как очень яркая, движущаяся и вспыхивающая звезда. Запуск спутника произошел в 2017 году, «Маяк» оказался на орбите. Но светоотражающая пирамида «Маяка» не раскрылась. Поэтому он летает в небе не как яркая звезда, а как темный кирпич.
Вероятно, при запуске произошла утечка ракетного топлива, которая привела к поломке спутника. Из 72 летевших вместе с «Маяком» спутников 10 вышли из строя. По данным SpaceNews, одна из компаний, запустивших свои аппараты этим «космическим рейсом», получила страховые выплаты после предоставления данных телеметрии. «Эти документы показали, что один из двух управляющих двигателей не запустился и вместо этого пролил гидразин (топливо), который взорвался при запуске второго двигателя», — писало издание. Помните вышедшие из строя спутники Dauria Aerospace по госконтракту, из-за которых случился суд с Роскосмосом? Они летели этим же запуском.

  • Александр Шаенко и команда, создавшая спутник «Маяк», держат в руках начинку спутника. Фото:vk.com/cosmomayak
  • Маяк вместе с 72 другими спутниками-кубсатами готов к запуску на ракете Союз-2.1а с космодрома «Байконур». Фото:vk.com/cosmomayak

Когда проект «Маяк» был на завершающей стадии, команда Шаенко начала новый — биологическую систему жизнеобеспечения на основе микроводоросли хлореллы.
— Мы подумали, что нам вместе хотелось бы заниматься космонавтикой, но не на голом энтузиазме. Нужно было что-то коммерческое, связанное с космосом — и такое, чтобы было не обязательно запускать на орбиту, потому что российские спутникостроительные компании, вроде «Спутникс» и Dauria Aerospace, чувствовали себя не очень хорошо, — рассказывает Александр Шаенко. — В итоге мы остановились на биологической системе жизнеобеспечения. Когда мы полетим в космос надолго, например на Марс, нам придется взять с собой запасы воздуха, воды и еды, а потом привозить новые. Наша цель — создать на корабле в космосе замкнутую биосферу, которая извне получала бы только энергию, а вырабатывала бы разные полезные вещи вроде чистого воздуха и воды, биомассы, микроэлементов, жиров. На основе микроводорослей можно было бы создать такую биосферу. Первая установка появилась в 2016 году, в 2018-м мы провели краудфандинг и начали более масштабные работы. Сейчас у нас есть серия установок для культивации микроводорослей хлореллы. Но оказалось, что хлорелла в космонавтике — не такой большой рынок по сравнению с хлореллой на Земле. В 2017 году я делал обзор рынка, и для меня было довольно неожиданно узнать, что рынок удобрений в России в несколько раз больше бюджета Роскосмоса. Российский космос в 2016 году стоил около 100 миллиардов рублей, а продажи удобрений — 500 миллиардов. Поэтому мы посчитали, что нужно научиться зарабатывать деньги на Земле, а потом посмотреть, как использовать хлорелльную систему в космосе. Так что применение наших установок на орбитальных станциях — это скорее вишенка на торте. Все основное мы теперь планируем делать на Земле.


«Морской старт» на паузе

Большие надежды на развитие частного космоса в России были связаны с появлением крупного игрока. В 2018 году авиаперевозчик S7 запустил свою космическую программу транспортных услуг S7 Space. У амбициозной программы было захватывающее начало: компания купила плавучий космодром «Морской старт» и заказала 12 украинских ракет «Зенит». S7 вложила в космический проект около 200 миллионов долларов. На первом этапе они хотели продавать запуски космических аппаратов на «Зените», первый из которых должен был произойти в декабре 2019 года. Потом S7 планировала наладить наземные пуски, построить собственный завод ракетных двигателей и создать многоразовую модификацию ракеты «Союз-5».
Частная компания с многоразовыми ракетами и собственным космодромом кажется очень достойным соперником SpaceX, не так ли?
В своей колонке на Forbes Дмитрий Рогозин в связи с этим отметил «любопытную деталь»: «когда российская частная компания S7 забирала командное судно и стартовую платформу “Морского старта” из американского порта, правительственные чиновники открыто заявляли нашим представителям, что они не допустят появления у русских конкурента Илону Маску. Именно поэтому из обеих морских платформ “Морского старта” перед его передачей российской компании буквально “с мясом” было выдрано все оборудование управления космическим пуском». Получается, крупному проекту российской частной космонавтики навредили конкуренты из США?
— Электроника космического назначения — это санкционная техника. Она должна была остаться в Америке. Это было изначально понятно, — возражает Виталий Егоров. — Проблема в другом: конкурент ракете SpaceX автоматически становится и конкурентом ракете «Протон» от Роскосмоса. Когда «Роскосмос» продавал S7 Space плавучий космодром «Морской старт», были даны обещания о помощи. Но помогать собирать ракету им невыгодно. Государственный космический агент заинтересован в максимальном привлечении государственных и зарубежных контрактов себе и совсем не заинтересован в поддержке и взращивании собственных конкурентов. Поэтому, хотя в проект были вложены огромные средства, почти ничего не делается. Сначала с украинской ракетой «Зенит» ничего не получилось, потому что не было получено согласие российского правительства на передачу комплектующих для ракеты (разрешения от США и Украины у S7 Space были). А без них сделать ракету невозможно. Потом Роскосмос обещал сделать ракету «Союз-5», которую можно было бы использовать для «Морского старта». Но этот проект движется очень медленно. А годами содержать «Морской старт» и ждать, когда появится ракета, — не очень понятный маневр. Поэтому S7 захотели сделать свою многоразовую ракету, опираясь на двигатели НК-33 и НК-43.

Будущее плавучего космодрома «Морской старт» туманно. Фотография: John Murphy/CC BY-SA 2.0

S7 планировала купить у государства 36 построенных еще при СССР ракетных двигателей НК-33 и НК-43, с помощью этих двигателей модернизировать «Союз-5» и сделать коммерческий «Союз-5SL» (Sea Launch), у которого были бы многоразовая первая ступень, уменьшенная масса и другие двигатели. Запуск «Союз-5SL» был бы очень дешевым: от 40 млн долларов.

— Но, я так понимаю, не договорились с производителями двигателей и от идеи делать собственную ракету отказались, — говорит Виталий Егоров.
10 июня источник ТАСС сообщил, что S7 планирует продать плавучий космодром «Морской старт» дочерней структуре Росатома. Стоимость восстановления и поддержания работоспособности космодрома стала неподъемной для авиаперевозчика из-за финансовых потерь, связанных с пандемией коронавируса.

Феномен Маска

Грустно — ведь, кажется, если бы S7 все-таки начали в 2019-м запускать «Зениты» и работать над многоразовыми ракетами или если бы «Даурия» смогла дорасти до SpaceX — у России была бы компания, которая могла тягаться с творением Илона Маска. Чего не хватает для развития частной космонавтики в России? Как нам включиться в набирающую скорость частную космическую гонку? Может быть, не хватает взаимодействия частного и государственного сектора? Ведь даже представители Роскосмоса говорят о том, что за успехами SpaceX стоит серьезная поддержка государства. Это отчасти правда. В 2006 году NASA анонсировало программу Коммерческого сервиса транспортировки на орбиту. С участниками конкурса космическое агентство США делилось информацией, необходимой для разработки космических кораблей. Одним из победителей программы стала SpaceX. Уже в 2012 году на ракете Falcon 9 полетел первый грузовой «Дракон». А на разработку пилотируемых кораблей NASA выделило частным компаниям около 350 млн долларов. Победители программы, SpaceX и Boeing, получили 2,6 и 4,2 млрд долларов.

-NASA много помогало SpaceX по программе помощи частным компаниям. Стоимость этой программы сравнима с бюджетом Роскосмоса. В России такой сюжет — помогать частникам огромной суммой и не давать этих денег Роскосмосу — это, с точки зрения развития государственной индустрии, непоследовательное решение, — объясняет Виталий Егоров. — Кроме того, не очень жизнеспособная идея — создавать с нуля что-то частное, что в России и так уже есть — корабль, спутник или ракету, — да еще так, чтобы продукт оказался востребованным и конкурентоспособным. Даже в США вероятность повторения успеха Маска очень низкая. В США есть другие проекты, например Boeing Starliner, но у всех у них ракеты намного дороже, чем у Маска и чем в России. Ждать, когда кто-то из наших дорастет до SpaceX, тоже странно. В США сотни и тысячи частных космических стартапов, всеобъемлющая поддержка от государства, а SpaceX там всего один. Это феномен Маска, а не частной космонавтики. Для частной компании в России строить свои ракеты — дорогое хобби. Потому что у нас ракет очень много, еще в советское время настрогали. Это то, чем может гордиться Роскосмос, — сохранение колоссального космического потенциала СССР. Есть и другие достойные космические технологии. В РКЦ «Прогресс» сделали классный спутник — «Аист 2Д», дешевый и с хорошим качеством съемки. В Калининграде в ОКБ «Факел» делают отличные плазменные двигатели, они как горячие пирожки разлетаются на западном рынке. Но наши космические услуги очень плохо продаются. Доля России на международном космическом рынке — 1%. Рынок растет, на рынке много участников — а мы, имея колоссальные возможности и потенциал, почти никак не участвуем. Даже у Яндекс.Карт нет снимков с российских спутников, потому что зарубежные проще купить. Поэтому роль частной компании мне кажется другой. Частник может приложить усилия в создании продукта на основе технологий, которые уже есть в России. Не надо строить ракеты и спутники — возьми то, что есть, найди покупателей и договорись с ними! Но, надо сказать, медленное движение в сторону частной космонавтики в России идет. Например, получить лицензию на космическую деятельность стало чуть проще.


Наш первый частный запуск

— Я думаю, сейчас государство мотивировано нам помогать. Появляются указы, программы поддержки, гранты — все это дает зеленый свет частной космонавтике, — рассказывает Максим Куликов, глава частной компании из Красноярска «Национальная Космическая Компания». — Например, создание легких и сверхлегких ракет Владимир Путин назвал сферой частной космонавтики, а «Аэронет» объявил конкурс создания сверхлегких ракет, на аванпроекты выделят 150 тысяч долларов.
«Национальная Космическая Компания» совместно с другим российским стартапом, «Лин Индастриал», работает над легкой ракетой «Сибирь». Она сможет выводить груз массой до тонны на высоту 400–500 километров.
— Ракета пригодится для вывода в космос спутников операторов связи и спутников дистанционного зондирования Земли, — рассказывает Максим Куликов. — Это рынок завтрашнего дня: через 5–10 лет потребность выводить космические аппараты вырастет. При этом Роскосмос физически не может и не стремится удовлетворить все запросы рынка. Мы нацелены на полезные нагрузки с массой до тонны, а госкорпорация занимается выведением в космос аппаратов потяжелее. Ракеты Роскосмоса — это грузовики, а «Сибирь» — это такое космическое такси. Мы не изобретаем ракету с нуля. В России есть все технологии, необходимые для создания этого аппарата. За основу взяли двигатель РД-108, он сейчас используется на ракетах Роскосмоса. Единственное, что мы модернизируем и разрабатываем самостоятельно, — двигатель второй ступени. Он у нас необычный — впервые двигатель напечатан на 3D-принтере: так он получается легче и дешевле, а качество сохраняется высоким. В июле проведем заключительный этап огневых испытаний двигателя.
Созданный двигатель — не единственное достижение молодой космической компании. Через три дня после запуска Crew Dragon «Национальная Космическая Компания» провела успешный пуск прототипа суборбитальной ракеты «Вятка». Ракета взлетела на высоту 15 километров со скоростью в два раза больше скорости звука. Запуск «Вятки» — это первый пуск суборбитальной ракеты, выполненный частной компанией в России.

  • Проект сверхлегкой ракеты «Сибирь» обойдется в 20–25 млн долларов. Фотография: space-nsc.com
  • Команда Национальной Космической Компании работает над созданием сверхлегких ракет

— Запуск суборбитальной ракеты — не великое событие в масштабах мира. Но для России серьезное достижение, потому что до «Национальной Космической Компании» гражданских запусков ракет не проводилось, — рассказывает Максим Куликов. — В этот запуск мы отработали технику пусков, протестировали бортовые системы. Следующий шаг — запуск суборбитальной ракеты на 100 километров. Это не только тестовые запуски, но и способ привлечь инвесторов, показать, на что мы способны. Пока что привлечение денег — самая серьезная трудность. Требуются большие суммы: проект ракеты «Сибирь» обойдется в 20–25 млн долларов. Сегодня инвесторы все больше смотрят в сторону технологичного инновационного бизнеса, а космическая отрасль — это средоточие инноваций, за которыми будущее. Но предприниматели предпочитают знать, когда и сколько компания будет зарабатывать, насколько это реально. Мы уже сегодня показываем результаты. Это устраняет недоверие. Люди привыкли, что им все время только рассказывают о планах, показывают фантастические проекты, но ничего реального не появляется. А тут ракету запустила частная компания — маленькая победа! Когда появится ракета «Сибирь», это будет уже серьезная космонавтика, достижение мирового уровня. Первый запуск «Сибири» планируем в 2022–2023 году.

Кроме первого частного запуска «Национальная Космическая Компания» собирается заполучить еще один рекорд. В планах команды эксперимент по подхвату частей ракеты дроном.
— Вторая ступень ракеты может быть многоразовой: после запуска она отсоединяется и летит вниз на парашюте. Но вот приземлиться она может так далеко от населенных пунктов, что искать и транспортировать ее экономически нецелесообразно, — говорит Максим Куликов. — Частная компания не может позволить себе потерять ступень, поэтому ее надо как-то спасти. Например, еще в небе ступень может подхватить тяжелый дрон. Такой космический фокус в мире еще никто не делал.
Еще одну суборбитальную ракету создает компания «КосмоКурс». Стартап хочет занять нишу на рынке космического туризма. Их туристы полетят на многоразовой суборбитальной ракете на высоту около 200 километров, за официальную границу космоса (100 километров). 15 минут полета, включая пять минут болтания в невесомости, и возможность записаться в ряд «людей, побывавших в космосе», обойдутся примерно в 200 тысяч долларов. На странице в Фейсбуке команда рассказывает, что они активно продвигаются к огневым испытаниям своего двигателя, собирают стенды для различных испытаний агрегатов и систем, ведут работы по согласованию строительства частного космодрома в Нижегородской области. По словам главы компании Павла Пушкина, главные сложности подстерегают частные космические компании в правовом поле: «Нормативно-правового обеспечения, можно сказать, практически нет. Все сделано именно под те процессы, которые были раньше. Все новое упирается в множество пробелов. Больше всего эти пробелы в области создания новых, особенно частных, космодромов».


Влюбиться в космос

Но самой большой бедой российской космонавтики может оказаться не нехватка финансирования или несовершенство правовой базы, а то, что многие не понимают, для чего нужна космонавтика:
— В России нет сильного «космического движения», как в советские годы или как сейчас за рубежом. Даже многие из тех, кто работает в космонавтике, в ней лично не заинтересованы, у них нет мотивации, — говорит Александр Шаенко. — Раньше человек за время своей работы успевал многое сделать: запустить станции к другим планетам, основательно изучить Землю из космоса или что-то не менее грандиозное. За пять лет можно было сделать большую часть проекта и прочитать об этом в газетах. Сейчас же космонавтика становится рутиной, множество космических проектов в России переносится и откладывается. Инженер в космонавтике сейчас может десять лет нажимать на кнопки компьютера с восьми до шести, понимая, что никакой корабль он не построит, — и ему становится все равно.
Один из способов изменить отношение к космосу — популяризация космонавтики. С лекциями о красоте и достижениях космонавтики Александр Шаенко объездил всю страну, ведет группу во ВКонтакте «Твой сектор космоса». Вместе с коллегами уже несколько лет организует летнюю космическую школу, которая собирает людей со всей страны и на которой происходят встречи с космонавтами, предпринимателями и профессионалами из отрасли. Виталий Егоров ведет блог о космосе «Зеленый кот». Производитель небольших космических аппаратов «Спутникс» в образовательном центре «Сириус» учит школьников сборке и тестированию спутников, программированию и разработке алгоритмов. А компания Lorett, которая создает системы приема данных от спутников дистанционного зондирования Земли, ведет множество образовательных проектов для школьников. Один из них, «Бельки», учит школьников по снимкам из космоса находить залежки гренландских тюленей. Дети потом передают данные ледоколам, чтобы те изменили свой маршрут и обошли стороной лед, где живут тюлени и их детеныши, бельки, которые не умеют плавать. Космический стартап показывает детям, что с помощью информации из космоса можно влиять на мир.
Пока наши частные компании и космические энтузиасты не преуспели в освоении космоса, зато помогают вернуть любовь к нему.


Новые русские покорители космоса

Еще пять проектов российской частной космонавтики

The Breakthrough Initiatives
Основатель этого проекта — Юрий Мильнер, один из самых влиятельных мировых инвесторов в технологическом секторе. Программа реализуется с 2015 года совместно с зарубежными учеными и делится на несколько направлений:
Breakthrough Listen — поиск разумной жизни во Вселенной. При помощи мощнейших радиотелескопов планируется просканировать всю нашу Галактику и еще 100 ближайших в поисках радиосигналов от других цивилизаций.
Breakthrough Message — дочерний проект Breakthrough Listen. Это конкурс с призовым фондом в 1 млн долларов на создание земного послания инопланетянам, которое наилучшим образом представит нашу планету.
Breakthrough Starshot — инженерный проект по созданию ультралегкого крошечного космического «парусника» (солнечный свет) для межзвездных путешествий. Инициаторами проекта также выступили Стивен Хокинг и Марк Цукерберг. Такой тип космических кораблей, по оценкам авторов, будет способен совершить путешествие к ближайшей звездной системе Альфы Центавра, удаленной на 4,37 световых лет от Земли, со скоростью до 20% скорости света, что займет порядка 20 лет. Первые прототипы таких нанозондов, весящие около 1 грамма, в 2017 году были успешно выведены на низкую околоземную орбиту. Для того чтобы отправлять такие кораблики в путешествия к соседним звездам, длящиеся несколько десятков лет, необходимо тщательно продумать, каким образом они будут выживать в экстремальных условиях космоса на большом ускорении.
Breakthrough Watch — поиск землеподобных планет, пригодных для жизни.
«Спутникс»
Основатель инженерно-технологического центра СКАНЭКС, дочерней компанией которого является проект «Спутникс», — Владимир Гершензон. На данный момент это единственное частное предприятие в нашей стране, которое занимается производством и запуском малых космических аппаратов. А еще — дистанционным зондированием Земли, разработкой служебных систем для микроспутников, созданием наземных спутниковых станций и испытательных стендов для исследования космических аппаратов.Компания была создана в 2011 году на основе отдела спутниковых технологий СКАНЭКСа. В 2014-м создала и вывела на низкую околоземную орбиту первый в России частный микроспутник «ТаблетСат-Аврора». С тех пор запустили еще пять спутников, три из которых создали сами, а на 2020 год компания запланировала запуск сразу пяти космических аппаратов. Недавно «Спутникс» запустили с МКС микроспутники, собранные школьниками на базе образовательного центра «Сириус».
«Лин Индастриал»
Цель этого российского стартапа, созданного в 2013 году Александром Ильиным, — разработка сверхлегких космических ракет — «Таймыр» и «Сибирь». В 2014 году компания стала резидентом фонда «Сколково», а через год получила мини-грант и привлекла первые инвестиции.
В связи с миниатюризацией электроники спутники становятся все дешевле и легче, а их количество стремительно увеличивается. Традиционно их запускают в виде попутной нагрузки с большими космическими аппаратами, то есть нужно подстраиваться под их расписание. «Таймыр» же позиционируется как быстрое «такси» для небольших спутников, которое в кратчайшие сроки доставит космический аппарат на нужную орбиту.
Компания собрала уже 22,5 млн рублей инвестиций, но полная стоимость реализации проекта «Таймыр» составляет около 18 млн долларов.
«Арго»
Впервые о прототипе частного многоразового космического корабля «Арго» заговорили в сентябре 2019-го. Российская частная компания МТКС, организованная выходцами из S7 Space, планирует разработать корабль для снабжения орбитальной станции, способный доставлять до 2 тонн груза на МКС и возвращать до 1 тонны обратно на землю.
Предполагается, что использование нового корабля будет обходиться существенно дешевле «Прогресса», доставляющего грузы к МКС сейчас. МТКС рассчитывает, что за 10 лет эксплуатации сможет заработать 500 млн долларов. Летные испытания планируется начать уже в 2023 году. Впрочем, существует мнение, что этот корабль — фикция. Руководитель Института космической политики Иван Моисеев уверен, что «Арго» появился в считаные дни на бумаге в связи с запланированным запуском Crew Dragon от Илона Маска — как попытка Роскосмоса доказать себе, что «мы тоже можем». Эксперт считает, что такой корабль невозможен: «в первую очередь потому, что он никому не нужен; во-вторых, за него берется компания, не имеющая никакого опыта создания таких вещей».
AstroNYX
Воронежская компания «НСТР Космические Системы», основанная Виктором Черниковым, тоже занимается созданием сверхлегких ракет и жидкостных ракетных двигателей. Но у компании есть еще один интересный проект — AstroNYX. Это сеть автоматизированных оптических телескопов, которыми каждый желающий сможет управлять через интернет со своего смартфона. С ней можно не покупать дорогую аппаратуру и следить за погодой, чтобы во время выезда за город посмотреть на небо. Достаточно загрузить приложение, выбрать планету или звезду, которую хочется увидеть, и телескоп мгновенно будет наведен на указанную точку. Проект призван сделать звезды чуть ближе для всех, кто любит космос.
Первая подобная онлайн-обсерватория в мире уже была создана, но в России это первый проект такого рода. Авторы надеются, что это приведет к большей популяризации астрономии.

 
Ольга Сидоренкова

Обновлено: 18.03.2021 — 07:11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.